Интерактивный музей спорта

Владимир Казаченок о «бронзовом» сезоне «Зенита»-1980

Морозов в 1980-м верил, что мы порвем «Баварию»

— В этом году круглая дата — 30-летие первых медалей в истории «Зенита», бронзы 1980 года. Поговорим об историческом успехе?Владимир Казаченок о "бронзовом" сезоне "Зенита"-1980 — Сразу скажу, что команда тогда у нас уже была сложившаяся, крепкая. Может, это и не скромно с моей стороны прозвучит, но основная заслуга в том, что в 1980-м выиграли медали, принадлежит опытным игрокам – Ткаченко, Голубеву, Бондаренко, Давыдову… — И Казаченку… — Себя хвалить нехорошо, но и я сыграл тогда неплохо. Мы были костяком команды, на который можно было наращивать мускулатуру. Юрий Андреевич Морозов это понимал, потому и мог смело вводить молодежь – Желудкова, Герасимова, Степанова, Долгополова, Брошина. — Вы — нападающий, лучший бомбардир «Зенита» тех лет, в 1980-м несколько матчей сыграли в обороне. Это такой неожиданный ход Морозова или надо было «закрыть амбразуру»? — Да я сам предложил Андреичу поставить меня левым защитником. У нас ведь был тренерский совет команды, в который входили Голубев, Ткаченко, и я. — Заседания проводили вместе с Морозовым и его помощниками? Долго обсуждали ваше предложение? — Да нет, все было неформально. Мы чаще через Храповицкого свои идеи передавали: «Григорьич, передай Андреичу, а может так стоит сделать?» — Юрий Андреевич прислушивался? — Да. Я вижу, что он думает, кого поставить на левый фланг. И говорю: «Да не волнуйся, Андреич! Сыграю я левого защитника. У меня же диагональ на 80 метров!» (смеется). И сыграл. — Как вам эта позиция? — Быстро понял, что защитник – это лучшее амплуа в футболе. Вперед подключаться мне было не надо, так что на поле отдыхал. Если серьезно, то непросто пришлось. В самом первом матче проиграли «Кайрату» в Алма-Ате. Судья пенальти назначил на Штромбергере. Да, зацепил я его, но еще до штрафной, а у него кисть руки оказалась за линией. Судья мне: «Не спорь, пенальти!» Я: «Да вы посмотрите, где он упал – вот же след по мокрой траве, как он вкатился в штрафную». Короче, Гладилин забил пенальти и «Кайрат» выиграл — 2:0. Второй матч с киевлянами, играли в Ужгороде, потому что в Киеве стадион ремонтировал к Олимпиаде. Мы вели 2:0, но еле удержали ничью – 2:2. Как во втором тайме киевляне нас возили! У меня голова шла кругом, еле до раздевалки дошел. Потом я в нападение вернулся и снова защитника сыграл уже в конце сезона. — Что это был за матч? — Решающий – в Баку, в предпоследнем туре. Мы у главного конкурента – «Динамо» Тбилиси в Ленинграде выиграли – 3:2, вышли на третье место и опережали их всего на одно очко. Была нужна только победа. У «Нефтчи» на моем фланге сначала играл Джавадов. Он бегал 30 метров за три секунды – попробуй, догони! Ну, я решил с ним не соревноваться в беге, а сыграл за счет выбора позиции. Он куда ни побежит — в меня упирается. Не пошла у него игра. На второй тайм у бакинцев вышел Ализаде, мой старый приятель еще по юношеским временам. Он получил мяч, а я в него и как дал, так он с мячом вместе вылетел за бровку. Ализаде мне: «Ты что делаешь, дурак что ли?» Я: «Уйди отсюда, а то вообще убью!». Он стал уходит на другой фланг, а тренер Ахмед Алескеров кричит ему со скамейки: «Рафик, Рафик! Ты куда ушел, я тебе говорил на этом фланге играть!» Ализаде будто не слышит. Алескеров опять: «Рафик, сюда иди! Я тебя в раздевалке убью!» Рафик, наверное, решил, что ладно, в раздевалке это потом, а я-то его здесь убью (смеется). — «Зенит» выиграл в Баку – 2:0, а в последнем туре у «Кайрата» — 1:0 и стал бронзовым призером. Кстати, «бронзовый матч» прошел там же, где в 1984-м и «золотой» – в Спортивно-концертном комплексе на проспекте Юрия Гагарина. Вам нравилось в нем играть? — Мне лично очень нравилось – тепло, трибуны рядом, всегда народу битком. Забавный был случай, когда первый раз играли в день открытия СКК товарищеский матч с ЦСКА. Выходим из коридора на поле, я рядом с Голубевым, и видим – дым от сигарет клубится над газоном прямо как туман. Тогда, по-моему, разрешали зрителям курить в холле, а вентиляция не вытягивала. Мы обалдели, и в шутку говорю Гоше, а это прозвище у Голубева: «Зря ты сейчас в коридоре курил, вон сколько дыму! Но тебе понравится, сыграешь лучше всех сегодня» — Голубев же курил по пачке в день чуть ли не с трех лет, о чем все знали. — Как чествовали «Зенит» в 1980-м? Чем премировали команду? — Праздник хороший получился – концерт в ДК Ленсовета. Актеры наши любимые выступили – из БДТ, из театра Ленсовета, от души так поздравили. Были подарки от ЛОМО, ну и от города тоже. Тем, кто нуждался, улучшили жилищные условия – квартиры дали некоторым ребятам. — Сложилось мнение, что «отцы города на Неве» в те времена были к футболу равнодушны, Григорий Романов на футбол не ходил. Потому и «Зенит» был самой небогатой командой высшей лиги. Это так? — Не люблю разговоры, что мы играли «за Медный всадник и Ростральные колонны». Ты соглашался играть на тех условиях, что предлагали, чего потом жаловаться? Можно было сменить команду, уйти туда, где больше платили. В «Зените» все, что обещали — выплачивали – зарплату, премиальные. А руководители Ленинграда относились к футболу по-разному. Романов не любил, это верно. Аристов ходил на матчи. А был еще секретарь по идеологии, Коржов, так он болел по-настоящему. После матча с «Кайратом» он зашел к нам в раздевалку и я подарил ему мяч с автографами. Когда через два года попал к нему в кабинет в Смольном, то увидел этот мяч на видном месте. — Но в Смольный «Зенит» тогда не пригласили? — В Смольный нет, но в Мариинский дворец, где сейчас заседает городской парламент, пригласили. А еще нас поощрили поездкой в ФРГ. — На товарищеские матчи? — Да, с любителями. Приехали в Мюнхен, пошли на игру «Баварии». На поле все их звезды – Румменигге, Брайтнер, Аугенталлер, Дитер Хенесс… Морозов посмотрел и сказал – «Нам бы сейчас эту «Баварию»! Мы бы ее порвали!» Так «Зенит» сильно играл в конце сезона, что Андреич поставил нас выше самой «Баварии» в тот момент! Но сыграть с «Баварией» нам тогда не дали…

Беседовал Михаил Григорьев

Закрыть меню

Дорогие друзья!

Мы будем признательны Вам за поддержку нашего проекта,
дополнения, уточнения к материалам о людях и событиях
из истории спорта Санкт-Петербурга.
close-link