Интерактивный музей спорта

Шлюпка – пирога – каноэ

Шлюпка – пирога – каноэПавел Петрович ХАРИН, заслуженный мастер спорта, родился 8 июня 1927 года в Ленинграде. Чемпион и серебряный призёр Игр XVI Олимпиады-1956 на каноэ-двойке. Обладатель золотой и серебряной медалей чемпионата Европы-1957, 4-кратный чемпион СССР, чемпион I Спартакиады народов СССР. Участник Великой Отечественной войны. Кавалер ордена «Знак Почёта».

В Олимпийском зале горспорткомитета – тишина. С государственным тренером по гребле на байдарках и каноэ П.П. Хариным смотрим на портреты земляков, удостоенных высших знаков олимпийской доблести. Фотография моего собеседника – среди других знаменитых спортсменов. Он был пионером отечественной гребли на каноэ и  вместе с другим ленинградцем Грацианом Ботевым открыл список советских олимпийских чемпионов в довольно сложном, но увлекательном виде водных состязаний.

– А начиналось всё необычно, – вспоминает Павел Петрович. – В преддверии Игр Олимпиады-52 в нашей стране решили развивать новый вид гребли и даже скомплектовали сборную команду из числа тех, кто проявил себя на всесоюзной арене в гонках на шлюпках. Я, кстати, был серебряным призёром чемпионата СССР в паре с Михаилом Алексеевым, накопил если не солидный, то вполне достаточный опыт тренировок и соревнований на воде, имел разностороннюю физическую подготовку, занимался тяжёлой атлетикой, гимнастикой, лыжами. Любопытное было время. Дебютировал в  Поти на тяжёлых, ещё довоенного образца пирогах (по сравнению со спортивным каноэ – это день и ночь). Тренер Георгий Михайлович Краснопевцев показал картинку незнакомой лодки. Сами выдумали вёсла, под колено подкладывали спортивный костюм и работали в поте лица. Это уже потом чехословацкие друзья подарили нам настоящие каноэ, вёсла, подушки и научили технике гребли.

Я оказался старательным учеником и заслужил право стартовать на каноэ-одиночке на олимпийском канале финской столицы. В заезде на 10000 м целых полкилометра лидировал, но моего энтузиазма хватило ненадолго, и в итоге финишировал десятым из десяти участников. Уже тогда понял о тактическом промахе, о неумении правильно распределять силы на длинной дистанции. Но хельсинкский урок пошёл на пользу, научил, как вести себя в дальнейшем с сильными соперниками (кроме чехов тогда заметно выделялись своим мастерством румыны, венгры, австрийцы).

Спустя четыре года в далёкой Австралии, когда советских гребцов по-прежнему ещё не брали в расчёт, мы сумели проявить свой возросший класс. К Мельбурну я готовился вместе с Ботевым – наш дуэт образовался в 1956 году. Несмотря на несхожесть характеров, частые споры, мы как спортсмены удивительно дополняли друг друга. Грациан обладал замечательным чувством техники и тактики гребли, считался в нашей мини-команде мозговым центром (не зря же он работал преподавателем физкультуры). Я отличался физическими качествами, большой работоспособностью. В целом дуэт добился хорошей синхронности движений. Выиграв звания чемпионов  I Спартакиады народов СССР, мы завоевали путёвку на Игры Олимпиады.

Откровенно говоря, трудно было рассчитывать на «золото», но уступать без борьбы никому не собирались, и очень хотелось поддержать честь советского флага. К нашим достоинствам можно было отнести умение… терпеть на дистанции, наличие хорошего среднего скоростного хода. Со старта вперёд вырвались экипажи из Венгрии и Румынии. Заняв крайнюю позицию, мы ждали, когда соперники вымотают друг друга и сбавят темп. Советская лодка легко скользила по воде, наши силы и энергия оказались нерастраченными, а финишный спурт был своевременным и неожиданным для лидеров. После чемпионского заезда на 10000 м мы пополнили свою коллекцию наград «серебром» на дистанции 1000 м, уступив первенство только румынам.

С Ботевым выступали с перерывами ещё несколько лет. Четырежды становились чемпионами страны, выиграли Копенгагенскую регату, были призёрами спортивных состязаний Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве. А вот чемпионом Европы стал я вместе с москвичом Александром Силаевым (в то время Грациан болел). Рассчитывали мы на поездку в олимпийский Рим, были хорошо готовы, но по прихоти тогдашнего спортивного руководства остались за бортом сборной. В 1965 году, уже на закате своей карьеры попытались с Ботевым вновь сесть в одну лодку и даже выиграли командный чемпионат страны, но возраст напомнил о себе, да и, видимо, долгая разлука не пошла нам на пользу.

– Павел Петрович, вы ничего не сказали о годах юности, о том, где начинали спортивный путь.

– Родился и рос на Петровском острове, вблизи воды, с детских лет любил кататься на лодках, с удовольствием следил за гонками гребцов и яхтсменов. Когда началась война, попросился юнгой на Балтийский флот, попал на действующие катера, участвовал в боевых операциях. Потом служил в Кронштадте, где активно занимался разными видами спорта, ходил в агитационные шлюпочные походы по Финскому заливу. На острове Котлин получил основы спортивной гребли. В 1950-м, демобилизовавшись в звании старшины  II статьи, устроился грузчиком на Ленмясокомбинат. По совету физрука Александра Васильевича Суворова был зачислен в гребной клуб «Пищевик», где большую помощь оказала мне будущий призёр Игр Олимпиады-52 байдарочница Нина Васильевна Савина.

Что хочу особо отметить. Мы тогда здорово любили спорт, много и с упоением тренировались, сами ремонтировали лодки, не искали выгод и комфортности в спорте. К сожалению, нынешние мастера гребли слишком часто зависимы от материальной стороны, ищут поблажек во время тренировок, не хватает им бойцовского характера. Все свои лучшие качества я старался передавать своим ученикам, когда работа тренером в «Динамо» и «Трудовых резервах», когда был старшим тренером сборных команд страны и Ленинграда. Немало подготовил мастеров спорта, но, увы, знаменитостей не вырастил.

– После вашего с Ботевым ухода с большой воды лишь Михаил Замотин громко заявил о себе многократными победами на всесоюзной арене и бронзовой олимпийской медалью на Играх-68 в Мехико.

– Да, последователей у нас в родном городе оказалось немного. Падает у молодёжи интерес к гребле. Сейчас менее полутора тысяч поклонников у ленинградской байдарки и каноэ. Впрочем, такая картина типична для больших городов. Обидно только, что в наших условиях, где столько водоёмов, нет приспособленных трасс для тренировок и соревнований, пришёл в запущение канал стадиона имени Кирова, уменьшается количество гребных клубов, иссякает приток тренерских кадров из числа бывших спортсменов. Проблемы, словно паутина, опутали наш вид спорта.

А гребля на каноэ, поверьте, – прекрасный вид состязаний. В нём испытываешь не только азарт спортивной борьбы на воде, сам творишь скорость, но добиваешься умения укрощать своенравие каноэ, вырабатываешь отличные физические и психологические качества, становишься настоящим мужчиной. Об этом постоянно напоминаю во время многочисленных встреч со школьниками, учащимися ПТУ, молодыми рабочими. И становится радостно на душе, когда ребята задают вопросы: как записаться в гребную секцию, как стать чемпионом? Тешу себя надеждой, что среди нынешних мальчишек и юношей есть продолжатели нашего спортивного дела.

Анатолий РОГАТКИН

«Спортивная неделя Ленинграда», № 28-1987

Закрыть меню

Дорогие друзья!

Мы будем признательны Вам за поддержку нашего проекта,
дополнения, уточнения к материалам о людях и событиях
из истории спорта Санкт-Петербурга.
close-link